Вторник, 23 Янв 2018
You are here: Главная Творчество Книга on-line Губернатор
Губернатор PDF Печать E-mail
Автор: Персианов С.А.   
19.10.2012 09:11

1Года три назад мне пришлось делать первые операции на глазах. По счастью меня познакомили с главным врачом Центра микрохирургии глаза «Газпрома» Владимиром Дмитриевичем Антонюком. Когда-то он жил в Сергиевом Посаде, работал здесь в военном госпитале. Встретить в жизни такого человека – это уже огромное везение. Удивительное сочетание благородства, деликатности и острого ума. Завороженный его обаянием, я все операции перенес с легкостью, если не сказать с удовольствием.

Как-то я приехал на очередную консультацию к Владимиру Дмитриевичу и на некоторое время оказался один в его кабинете. От нечего делать подошел к шкафу и принялся разглядывать книги. Почти сразу мне на глаза попался корешок, на котором была хорошо мне известная фамилия автора – Анатолий Тяжлов…

… В 1990 году я стал депутатом Московского областного Совета. Первое же наше заседание продолжалось несколько недель. Сначала мы долго не могли избрать председателя Совета. Но совсем тупиковая ситуация сложилась при выборах председателя исполкома. Одного за другим депутаты «прокатывали» всех кандидатов. Председатель Стройкомитета Московской области Анатолий Степанович Тяжлов был пятым или шестым. И первое впечатление было не в его пользу. Грузный, обрюзгший, с одышкой… (Кстати, было-то тогда ему всего сорок восемь лет).

Но его выступление показалось нам образцом крепкой житейской мудрости. И за него проголосовали.

Сегодня сложился стереотип представлений о 90-х годах – «лихие 90-е». Имеется в виду, что это было время аферистов и бандитов, время грабительской приватизации и финансовых пирамид… Но это было и время, когда происходила цепная реакция высвобождения творческой энергии нации, когда появились тысячи живых деятельных лидеров – в политике, в бизнесе, в науке, технологиях… Это было время конкуренции идей и проектов… Это было время, когда депутат районного Совета мог по своему удостоверению спокойно войти в здание Администрации Президента России или на заседание Верховного Совета… Это было время честных выборов…

Анатолий Тяжлов по масштабу ума и души вполне соответствовал этому переломному времени и месту, которое он занял в этом Времени.

Он не был выдающимся оратором, но был способен одним коротким выступлением убедить самых упертых оппозиционеров.

Как-то после провала какого-то важного голосования он тяжело поднялся на трибуну и произнес:

- Это совершенно нормально, когда депутаты спорят с исполнительной властью. Между нами и должно искрить… Но ведь сегодня мы стоим по колено в бензине. Этого же нельзя не учитывать!

Тут же состоялось повторное голосование, и решение было принято. В критических ситуациях он всегда находил яркие и точные слова, образы. Речь его становилась афористичной.

Иногда мне приходилось участвовать в «философских» спорах, которые возникали у него в кабинете в достаточно узком кругу. Подобные посиделки, как правило, сопровождались изрядными возлияниями. Это делало атмосферу абсолютно «демократичной»,  позволялась любая критика и любые мнения. В такие минуты Анатолий Степанович нередко декламировал стихи, в том числе и собственного сочинения. Сейчас я вряд ли что-то вспомню «из Тяжлова», кроме его известного напутствия Виктору Степановичу Черномырдину на Совете Федерации:

Сквозь родовые муки
Россия к свету выйдет.
Штурвал берите в руки,
Газуйте, Черномырдин!

Как-то «за рюмкой чая» заспорили о принципах формирования управленческой «команды». Анатолий Степанович выслушал всех, а потом всех же огорошил:

- А я никогда, ни на какой должности не создавал «команды». Потому что как только ты начинаешь формировать свою «команду», тут же формируется другая «команда», которая начинает бороться с твоей.

Нередко во время таких посиделок подвергались сомнению какие-то решения Тяжлова,  говорились обидные слова. Он всегда реагировал спокойно, с юмором. Вообще, он был очень похож на настоящего губернатора. Я до сих пор, когда слышу слово «губернатор», представляю Анатолия Тяжлова. Не случайно именно его выбрали первым председателем Союза губернаторов России. Хотя он вполне нормально смотрелся бы на губернаторском посту и в той же Калифорнии, и во Флориде, и – особенно – в Техасе.

Была в нем эта мощь.

… В начале 1992 года я решил уйти с должности заместителя председателя комиссии по науке, образованию и культуре Мособлсовета в Администрацию Сергиево-Посадского района. Об этом доложили Анатолию Степановичу. Он пригласил меня к себе в кабинет, раскритиковал мое намерение вернуться в район и тут же предложил должность первого заместителя председателя комитета по образованию в областной Администрации (по нынешнему – это должность первого заместителя министра образования). Я ответил, что вряд ли смогу сработаться с председателем комитета. На это Тяжлов ответил: «Я тебя назначу своим распоряжением. А через год-полтора будешь председателем». И он еще какое-то время убеждал меня, что работа в области куда масштабнее и перспективнее.

Я тогда уже хорошо понимал, что от подобных предложений отказываться нельзя, если ты планируешь остаться «в системе». Тем не менее, я отказался: все мои идеи и проекты были связаны только с Сергиевым Посадом. Конечно, после этого в области меня «списали». Но я до сих пор с благодарностью вспоминаю тот разговор с Анатолием Степановичем.

Еще я очень хорошо запомнил 50-летие Анатолия Тяжлова.

Это было 11 октября 1992 года. Завершались торжества, посвященные 600-летию со дня кончины преподобного Сергия Радонежского. Юбилейные мероприятия, главным организатором которых была районная Администрация (а я как раз курировал в ней гуманитарную сферу), продолжались пять дней. Патриарх Алексий II все эти дни был в Сергиевом Посаде и участвовал во всех главных событиях. На 11 октября состоялся грандиозный торжественный обед в Трапезном храме. Были приглашены иерархи Русской Православной Церкви, высшие государственные чиновники, известные российские бизнесмены, деятели науки и культуры. О статусе этого события говорит хотя бы такой факт: не все федеральные министры, изъявившие желание откушать в этот день вместе с Патриархом, смогли получить пригласительные билеты.

О том, что торжественный обед совпадает с юбилеем Анатолия Степановича, мы осознали буквально накануне. (Тогда еще не были столь развиты протокольные службы РПЦ и губернаторов). Почему-то я до сих пор уверен, что и сам Анатолий Степанович не был готов в тот момент принимать поздравления. Когда Патриарх взял слово и обратился к Тяжлову, тот выказал искреннее смущение. Покидал Лавру он необыкновенно воодушевленным. Перед тем, как сесть в автомобиль, подошел к нам, пожал руки и как-то очень сентиментально произнес: «Спасибо, ребята».

… Последний раз я общался с Анатолием Степановичем в Государственной Думе, где он оказался после проигрыша на губернаторских выборах в декабре 1999 года. Я догнал его на входе на ступеньках, которые он с трудом преодолевал, опираясь на трость. Мы поздоровались, я проводил его до лифта. Он был совсем плох, дышал очень тяжело. Сахарный диабет постепенно убивал его.

- У тебя все в порядке? – почему-то с виноватой интонацией спросил он, пока мы шли рядом. Я искренне пожелал ему здоровья, и мы расстались.

А в 2008 году я приезжал в Одинцово проститься с ним.

… Владимир Дмитриевич Антонюк рассказал мне, что последние годы первого постсоветского губернатора Московской области были очень трагичными. На почве диабета резко ухудшилось зрение, потом у него отняли обе ноги… Все сплетни о его «несметных богатствах» оказались, конечно, обыкновенным враньем. Доживал он свой век в обычном деревенском доме. А скромного достатка едва хватало на борьбу с хворями.

Мне очень хочется приобрести его книгу. Но пока не удалось.