Вторник, 23 Янв 2018
You are here: Главная Творчество Книга on-line На общечеловеческие темы
На общечеловеческие темы PDF Печать E-mail
Автор: Персианов С.А.   
10.12.2012 11:27

2Не так давно мой друг и однокашник Коля Боровков (мы вместе учились на факультете английского языка в Московском государственном педагогическом институте имени Ленина) подарил мне свою самопальную книжицу, написанную в жанре свободных («лоскутных», по выражению самого Коли) размышлений о своем прошедшем.

С момента нашего знакомства Коля был для меня символом настоящего русского мужицкого характера – бесшабашного, бескрайнего, бездонного… Общение с ним всегда вызывало неудержимую радость во мне. У него удивительно талантливая душа: даже самые рискованные его предложения и шутки никогда не воспринимались как пошлость или сальность. Я всегда безоговорочно доверял его словам, как доверяли, наверное, в старину речам юродивых. И когда я читал его книгу, я тоже радовался необъезженности его русского языка и какому-то воздушному остроумию.

Многое в этих разноцветных «лоскутах», через край сшитых вместе сермяжной ниткой правды, вызывало во мне собственный литературный зуд… Вот, например, читаю у Николая.

«В свое время, когда я был АА – но не американским бздливым Анонимным Алкоголиком, а нормальным российским Активным Алкашом – мне во времена наиболее глубоких погружений открывались горизонты.
Было хорошо. Хотелось всех обнять.
Хотелось всех любить.
И многих я любил».

Будь все русские мужики столь же одарены способностью к письменности, сколько из них могли бы написать нечто подобное?!

Мне эти строки тоже не чужды. И дело не только в объемах выпитого. (Были когда-то и мы рысаками!) У меня есть и менее тривиальный повод считать себя серьезно причастным к данной теме: в моих архивах среди прочих дипломов и грамот имеется золотистый американский сертификат участника антиалкогольного проекта.

История, связанная с этим документом случилась в 1994 году.

Я оказался в составе российской делегации, которая направлялась в США для изучения их опыта трезвости. Направлялись мы в штат Висконсин, в город Ла Кросс – американский побратим Дубны. Мэр Дубны Валерий Прох и пригласил меня в эту поездку. В составе делегации также были два топ-менеджера страховой компании МАКС (две обаятельные дамы), заместитель Главы города Талдом (тоже дама) и молодой дубниниский предприниматель Алексей Чередилов.

Ранним декабрьским утром наша делегация собралась в Шереметьево. Выяснилось, что лететь до места нам предстоит авиакомпанией «Дельта» с тремя пересадками, то есть четырьмя самолетами. Все члены делегации единогласно сошлись в том, что пускаться в такое путешествие в трезвом состоянии – это безумие. Поэтому первые две бутылки водки мы выпили в аэропорту. Этого хватило на вполне уверенный перелет от Москвы до Франкфурта на Майне.

Следующий перелет – от Франкфурта до американского Детройта – был более серьезным испытанием: десять часов полета в зоне повышенной    турбулентности. И здесь я впервые в жизни смог оценить степень американского человеколюбия: стюардессы «Дельты» все десять часов без устали и без тени укоризны таскали нам «двойной джин-тоник», что совершенно избавило нас от аэрофобии, несмотря на жутчайшую тряску.

Два следующих перелета были душевными и ностальгическими. Хотелось плакать и  признаваться в любви толстым темнокожим стюардессам, приносившим очередной «джин-тоник»…

3В Ла Кроссе самолет приземлился через тридцать шесть часов после первого нашего взлета в Шереметьево. Варварское количество выпитого и почти двое бессонных суток давали о себе знать. Легко представить наш внешний вид и самочувствие в момент, когда мы ступили на трап самолета в пункте назначения.

А прямо у трапа нас встречали руководители американо-российского антиалкогольного проекта и местные активисты-трезвенники. В основном это были симпатичные жизнерадостные старушениции. В руках у них были букеты цветов, они мило улыбались и делали вид, что совершенно не замечают нашего не очень соответствующего теме проекта состояния. Никаких ухмылок, никаких осуждающих взглядов…

Эта  встреча развеяла мой первый миф об американцах – миф о том, что американцы бестактны.

(Кстати, о такте. Есть замечательный английский анекдот, который стоит нескольких учебников по хорошим манерам. Студент колледжа просит преподавателя разъяснить разницу между понятиями «вежливость» и «такт». Преподаватель на конкретном примере разъясняет:

- Молодой человек случайно открывает дверь в душевую комнату и видит, что там принимает душ девушка. Он невозмутимо произносит: «Простите, сэр!» и закрывает дверь. Так вот «простите» здесь - это вежливость. А «сэр» - это такт).

… На следующее утро мы уже, как ни в чем не бывало, слушали первую лекцию о том, как в Штатах пытаются победить алкогольное  зло. Там я впервые и услышал про Клубы Анонимных Алкоголиков.

Во время этой командировки мы проживали в американских семьях. Глава семьи, в которой выпало жить мне, был алкоголиком. Он был именитым врачом, руководителем крупнейшей клиники штата Висконсин. Ему было лет шестьдесят, в последние двадцать лет он был абсолютным трезвенником. Но он продолжал считать себя алкоголиком (американцы полагают, что эта болезнь неизлечима) и посещать Клуб «анонимных» алкоголиков. Не из боязни сорваться, а чтобы помогать другим выбраться из ада. Глядя на него, я не мог представить, что когда-то этот человек ежедневно после работы запирался в своей комнате и пил виски перед телевизором, пока не засыпал прямо в кресле…

Тридцатипятилетняя учительница в клубе анонимных алкоголиков откровенно рассказывала мне, как она превращалась в алкоголичку: просто с мужем начали выпивать по бокалу вина за ужином. Потом по два… Через несколько лет она из-за похмелья часто уже не могла вести уроки. Когда мы с ней беседовали, все это было уже далеко позади для нее. Но она тоже продолжала ходить в клуб, где рассказывала новичкам свою трагическую историю. Прощаясь, она дала мне свою визитку (это еще раз к вопросу о «бздливых анонимных алкоголиках»): «Если кто-то из ваших знакомых не может порвать с этой болезнью, можете дать мой адрес и телефон»...

1_1Были и другие исповеди. И – удивительное дело! – я сам начинал быть откровенным с ними, хотя в мои планы это совершенно не входило.

Как-то очень быстро это произошло. Снисходительная ирония, с которой мы приходили на первые лекции и семинары, сменилась сначала любопытством, потом искренним интересом, а затем и горячим желанием создать нечто подобное в своем родном городе.

И мы действительно попытались создать. Занимался этим человек с очень известной в нашем городе фамилией – Сергей Суббота. Мы получили международный грант на эти цели, Сергей с коллегой отучились и прошли стажировку в США. Вернувшись, развернули бурную деятельность в Сергиевом Посаде. Поначалу вроде и стало получаться, в клуб анонимных алкоголиков шли люди. Но… Русские люди всегда ждут чуда.

Поэтому они предпочитают кодироваться.

Хотя, возможно, я не в курсе. Возможно, и прижился в какой-то форме опыт американских анонимных алкоголиков и на нашей посадской земле. Тогда не зря было выпито столько «джин-тоника» во время нашего долгого перелета в Америку.